February 23rd, 2020

ОСТОРОЖНО - ХРИЗОСТОМ ГУСАИДИС! - VIII

«Стражи их слепы все и невежды: все они немые псы, не могущие лаять, бредящие лежа, любящие спать. И это псы, жадные душею, не знающие сытости; и это пастыри бессмысленные: все смотрят на свою дорогу, каждый до последнего, на свою корысть» (Ис.56:10,11). «Рыдайте, пастыри, и стенайте, и посыпайте себя прахом, вожди стада; ибо исполнились дни ваши для заклания и рассеяния вашего, и падете, как дорогой сосуд» (Иер.25:34).

221О браке как о Богоучрежденном законе и законном союзе мужчины и женщины (до времени не освященным Церковью в Таинстве), свидетельствуют не только жития известных святых, но и сама история Православной Церкви. Начиная с апостольских времен и вплоть до VIII века, Церковь не знала особого чина последования совершаемого сегодня в Таинстве венчания, но брак христиан тем не менее признавался браком. Нужно сказать, что сегодняшние чинопоследования обручения и венчания являются результатом длительного и сложного развития в рамках византийской литургической традиции, и появились в Церкви не в апостольские времена, а гораздо позже. Самый древний доступный нам евхологий, (который дает простую и ясную двухступенчатую структуру литургического заключения брака: обручение и венчание), т.е. говорит о самом чинопоследовании брака, это только VIII век — нач. IX века. И лишь развитие книгопечатания привело в XVI в. к унификации и дало нам текст, находящийся в сегодняшнем Требнике и совершающийся каждый раз, когда двое любящих друг друга христиан начинают совместную жизнь в качестве «малой Церкви». И при этом Церковь не считала, что эти законные браки совершенные до этого периода времени и позже (но при этом еще невенчанные по тем или иным причинам) - блудом (см. 72 Правило VI Вселенского Собора). Об этом ясно свидетельствует история появления в Византии указа императора Алексея I Комнина (начало XI века) об обязательном венчании браков(!) среди рабов-христиан, которая говорит о том, что христианам-рабам вплоть до XI века в венчании отказывали, так как в Византии не признавалось равенство господ и рабов пред лицом одной христианской веры, до самого указа Алексия I Комнина в XI веке. Венчание таким образом как церковное чинопоследование в течении нескольких веков было доступно только высшему классу Империи, браки же совершались на дому, с троекратным благословением. Такая же примерно ситуация была и на Руси. И кто же после этого посмеет утверждать, что таковое количество столетий все семьи невенчанных христиан (рабов) проводили свою жизнь в блуде и скверне? Если бы это было действительно так, то Церковь не знала бы такого количества святых в Византии и Руси этого периода и конечно никоим образом не позволяла бы таковым участие в Евхаристии, каноны Церкви запрещают блудникам приступать к Св. Тайнам и вообще к церковной жизнедеятельности. Таким образом все многочисленные свидетельства из Предания Церкви, исторические документы Византийской Империи, и указы Императоров говорят лишь об одном - законный (но невенчанный) союз всегда признавался Церковью как брак. Это историческое свидетельство является прямым обличением лжи современных прелюбодеев-еретиков, отрицающих брак как закон.

Брак в Кане ГалилейскойГосподь пришел не нарушить Свой Закон: «Брачующиеся лица, согласно с мыслию Божиею, всегда должны смотреть на брак, как на великое и священное дело. Христос же, пришедший не разорить, а исполнить, или точнее сказать, восполнить закон, не только не ослабил, но напротив, усилил и возвысил религиозно-нравственное значение брака Своим учением о его Богоучрежденности и нерасторжимости» - пишет еп. Сильвестр Малеванский. Сегодняшние чинопоследования обручения и венчания уходят своими корнями в глубокую до¬христианскую древность, восходя по форме к ветхозаветным корням, о чем и говорит Христос (Матф.5:17). И если Сам Господь говорит о том, что ни одна черта из Его закона не прейдет, то какова же сама природа таковой законности для брачного союза, что ею является, и что определяет собственно брак и отличает его от незаконного сожительства - блуда? В Священном Писании Ветхого Завета мы находим ряд важных элементов касающихся брака и определения его законности, а также его отличия от блудного сожительства. Прежде всего речь идет о помолвке-обручении и собственно следующей за этим свадьбе, которые четко разграничиваются (Втор. 22, 22—23). Причем само обручение уже свидетельствует о состоявшемся союзе двоих, так пророк Осия использует термин «обручение» для обозначения верности и постоянства завета с Богом, ориентированного на будущее исполнение (Ос. 2, 19—20). Поэтому вопрос обручения важно рассмотреть подробнее, как главнейшего по своей сути явления природы брачного союза рождающего его законность. Дело в том, что Ветхозаветный закон, как и Новозаветный смотрят на обрученную уже как на состоявшуюся жену обрученного. Моисей называет «женою ближнего своего» девицу, состоявшую в обручении с известным мужчиною (Втор. 22:23–4): «Если будет молодая девица обручена мужу, и кто-нибудь встретится с нею в городе и ляжет с нею, то обоих их приведите к воротам того города, и побейте их камнями до смерти: отроковицу за то, что она не кричала в городе, а мужчину за то, что он опорочил жену ближнего своего; и так истреби зло из среды себя». В Евангелии Пресвятая Дева, будучи только обрученной с Иосифом, называется его «женою», а он ее «мужем» (Мф. 1:18–20). А что подвергаем был наказанию, подобно как прелюбодей, а не только как блудник, каждый, кто обвенчался бы с обрученною девою, пока жив ее обрученный, видно из 98-го Правила Трулльского Собора: «Жену, иному обрученную, берущий в брачное сожитие, при жизни еще обрученника, да подлежит вине прелюбодеяния». Таким образом Церковь в обручении видит нравственно-обязательный акт, уже связывающий будущих супругов, как пишет в толковании на это Правило еп. Никодим Милаш: «В этом случае обручение есть начало самого брака, ибо в нем уже имеется необходимое условие, составляющее сущность брака, а именно, обоюдное согласие на брачную жизнь обручающихся». Как видим именно обручение - как согласие на брак, и является началом законного брака, а не чин венчания в храме, который этот брак освящает. Подтверждает это и история жизни святой преподобной Макрины, сестры Григория Нисского и Василия Великого. Так свт. Григорий Нисский в жизнеописании сестры пишет по поводу ее отказа от вступления в брак после смерти присужденного ее родителями жениха: «Когда родители часто заводили с нею речь о браке, потому что многие, по слухам о ее красоте желали вступить с нею в супружество, - она говорила: что неприлично и беззаконно не уважать однажды определенного ей отцом брака и принуждать себя обращаться к другому, когда брак по естеству есть один, как одно есть рождение и одна смерть: а также утвеждала, что соединенный с нею по определению родителей не умер, но жив у Бога в надежде воскресения, - что он, по мнению ее, не мертв, а только удалился на время, безрассудно же не соблюсти верности отсутствующему жениху». Таким образом Церковь свидетельствует через слово Божие и жития святых, что только давшие свое согласие на будущий брак друг перед другом, родителями и обществом уже являются мужем и женой, и неверность на этой стадии (будущего брака) рассматривается Церковью как нарушение святости и чистоты самого брака. Современные же прелюбодеи и антихристы в рясах, такие как мерзость Х.Гусаидис, проповедуют своим адептам иное и противное Церкви учение, и согласно их словоблудию верность можно вовсе не хранить даже и тогда, когда законный брак вполне состоялся, был до свадьбы обручен, и благословлен родителями брачующихся, и даже после того как был освящен Церковью, можно не хранить, потому что (согласно их зловерию) брака как такового попросту нет. Именно так в наши дни возстают на брак сатанинские слуги, прикрываясь при этом рясой и именем Истинной Церкви, и при внимательном рассмотрении того, как они действуют, соблазняют и разрушают учение о браке действительно можно утверждать, что мы живем в те, предсказанные Богом "времена тяжкие", когда "злые люди и обманщики будут преуспевать во зле, вводя в заблуждение и заблуждаясь" (2 Тим. 3 гл.) и от которых Господь и Его святые заповедуют удаляться и не считать таковых священниками Церкви: «Мы имеем заповедь от того же Апостола Павла, что если кто учит или убеждает нас поступать против того, что мы приняли по преданию, против того, что определяют Правила Вселенских и Поместных соборов, бывших по временам, чтобы мы не принимали такового и не считали его членом святого клира» , - писал в письме 24-м к Феоктисту министру преп. Феодор Студит.

img13Но вернемся к вопросу законности брака. Как уже было сказано, через обручение жениха и невесты в ветхозаветное время устанавливался предварительный союз не только между женихом и невестой, но и между их семьями, который окончательно реализовывался в свадебной церемонии. После обручения следовала свадьба, которая была прежде всего большим семейным праздником, на который часто приглашались все жители селения (Быт. 29:22). Молодые, празднично одетые и увенчанные венками (Ис. 49, 18; 61, 10; Иер. 2, 32; Иез. 16, 10—12), в сопровождении друзей (1Мак. 9, 39; Пс. 44, 15) и гостей торжественной процессией шли из дома невесты в дом отца жениха, что символизировало переход девушки в новую семью мужа. По прибытии процессии здесь устраивался брачный пир (свадьба), который длился неделю (Быт. 29:27) или даже две (Тов. 8:19). Вечером молодые вводились в брачную опочивальню (Тов. 8:1). С заключением брака были тесно связаны молитвы и благословения родителей, некоторые из них сохранились в тексте Ветхого Завета (Быт. 24,60; Руф. 4,11—14; Тов. 8,4—8). Таким образом как в ветхозаветное время, так и в новозаветное - видимая сторона законного брака, ее суть заключается в следующих обязательных условиях для будущих мужа и жены, которые должны иметь: 1) первый брак (ни одна из сторон не должна быть разведенной и иметь живую жену или живого мужа, потому что согласно слову Божиему «женившийся на разведенной прелюбодействует» (Матф. 19,9), 2) добровольное согласие на вступление в брак, 3) обещание доброй совести и любви друг ко другу, 4) обещание хранения супружеской верности до конца своей жизни, 5) помолвку или обручение как свидетельство перед Богом, родителями и друзьями совершающегося брака, 6) благословение родителей, 7) свадьбу. Все эти перечисленные условия законного брака и вытекают из самого существа брачного союза: «оставит человек отца своего и матерь, и будут два в плоть едину» (Мф. 19,5). Новозаветная Церковь ставит перед женихом и невестой такие же условия. В особенности это касается родительского благословения: брачующиеся согласно правилам свт. Василия Великого (Правило 38-е и Правило 42-е) должны иметь родительское благословение как и в ветхозаветные времена (Церковь требует этого и считает без этого брак не твердым). Начало такого родительского благословения своим детям, вступающим в брак указано в самом слове Божием. Так, некогда Вафуил благословил дочь свою Ревекку для супружества с Исааком (Быт. 24, 60), Рагуил дочь свою Сарру для супружества с Товием (Тов. 7, 11—12). Православные родители жениха и невесты, сохраняя этот древний благочестивый похвальный обычай, «предварительно благословляют» своих детей и будущую семью не только по чувству родительской любви, но и от лица Господа и святых, — благословляют святыми иконами со знамениями потребностей жизни — хлебом и солью. Но ничего подобного блудники, сожительствующие друг с другом конечно не имеют, у блудников нет обязательств верности, у таковых не бывает свадеб, у блудников отсутствует помолвка-обручение (не обмениваются кольцами перед родителями и Церковью), блудники не объявляют свой союз перед родителями и обществом браком и не имеют родительского благословения и Церкви, и конечно именно поэтому блудно-сожительствующие никогда не разводятся, так как это для них в данном состоянии и своей сути и не нужно, да и вообще невозможно по причине отсутствия брака, эти люди расходятся в разные стороны не зная более друг друга как животные после случки, не имея друг перед другом, Церковью и родителями никаких обязательств и прав. В связи с этим хочется заметить немаловажный факт: те, кто покушается расторгнуть свой законный брак разводом, подписывают при этом документ-заявление, который и называется собственно заявлением о расторжении брака, но никак не ошибочного сожительства или блуда, что конечно обличает (во лжи) согрешающих разводом и пытающихся после этого оправдать это преступление какой-то ошибочностью и поэтому незаконностью своего союза. Но при этом умышленно забывают, что во-первых их брак есть вполне законный (согласно условиям этой законности), он благословлен родителями, и объявлен браком при их добром согласии и личном волеизъявлении на этот союз, который они незаконно расторгали в гражданских судах именуя его браком.

Причем некоторые из разведенных исповедуют откровенную хулу на брак, считая, что приняв истинное крещение, они водами крещения смоют с себя этот как-бы бывший и как-бы неудавшийся союз как некую скверну-грех и навсегда тем самым освободятся от того узла, которое имели до развода, и таким образом позволяющие себе при живом муже выходить в последующем за иных и чужих мужей. И за это зловонное лжеучение (которое они распространяют и своим словом и своей жизнью), конечно не останутся без наказания Господня: «Слово языка их есть грех уст их, да уловятся они в гордости своей за клятву и ложь, которую произносят. Расточи их во гневе, расточи, чтобы их не было; и да познают, что Бог владычествует над Иаковом до пределов земли» (Пс. 58,13). Церковь обличает таковую ложь и хулу на брак словами своих святых. Так свт. Амвросий Медиоланский в своем творении "О Девстве и браке" прямо говорит, что: «Брак не есть скверна или грех, от которого омываемся и очищаемся в крещении, брак есть Закон, Закон же не смывается водами крещения». При этом соблазненные грязными баснями богохульников-гусаидисов и прочих прелюбодеев пытаются в свое оправдание утверждать, что их законный брак вовсе и не брак, а некая случайность и ошибочность их личного выбора (жениха или невесты) повлекшая за собой развод, т.е. их личное волеизъявление, а вовсе не воля Божия и Его благой Промысел. Эти люди, поправшие свою веру и свой брак данный им Богом продолжают спустя несколько тысячелетий роптать и хулить, повторяя слова неверующих и отпавших от Ветхозаветной Церкви иудеев: «неправ путь Господа!» (Иез. 18,29) говорят они, не принимая тем самым того дара семьи, который им даровал Господь, считая, что это вовсе и не дар. Говорят так, как-будто не Господь является устроителем их брака, и не Он Промыслитель и Царь всякого создания, а некий случай, или ошибка, что конечно обличает таковых в их откровенном безбожии. Но «Мои ли пути неправы, дом Израилев? не ваши ли пути неправы?» - вопрошает Господь (Иез.18:29). И за это «Я буду судить вас, дом Израилев, каждого по путям его» (Иез.33:20). Слово Божие учит, что: «Бог не есть Бог неустройства», но Бог порядка (1 Кор. 14), Он создал вселенную и подчинил ее известным законам. Во всем мирозданьи наблюдается строжайший порядок, чин, форма, связь, гармония. Православная Церковь в слепой случай конечно не верит, и не верила никогда, это достояние безбожной эпохи, но никак не православных христиан: «Не говори: это произошло случайно, а это встретилось само собою. В том, что существует, нет ничего беспорядочного, ничего неопределенного, ничего напрасного, ничего случайного Сколько волос на твоей голове? Ни один из них не забыт у Бога. Видишь ли, как ничто, даже самое малое, не избегает надзора ока Божия?», - писал свт. Василий Великий. Об этом говорят и другие святые отцы: «Все то, что мы, не понимая, считаем происходящим случайно, неразумно, и без всякого Божьего распоряжения, совершается по Божьему устроению» (Бл. Августин). Учение Церкви говорит о том, что именно Сам Творец Вселенной является Создателем и Сочетателем брака, что именно Он Своим благим Промыслом соединяет двух людей во единую плоть, а не какой-то слепой случай; так в книге Бытия описывается сотворение Им первой семьи: «не хорошо быть человеку одному», при этом Господь дает Адаму именну ту жену, которая ему и только ему предназначена и соответствует ему Промыслом Божиим: «сотворим ему помощника, соответственного ему» (Быт.2:18). Поэтому Спаситель и говорит: «что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Матф. 19, 6). Св. ап. Павел также учит о том, что брак не есть случайный выбор, а действие Промысла Божия: «жена от мужа, так и муж через жену; все же - от Бога» (1 Кор. 11:9-12) «Мы признаем, - говорит свт. Амвросий Медиоланский, - что Владыка и Охранитель супружества есть Бог, который не потерпит, чтобы оскверняемо было чужое ложе». Свт. Григорий Богослов в 40-м Слове, обращаясь к брачующимся как-бы от лица Самого Господа, прямо называет Христа творцом супружества: «Я сочетатель, Я невестоводитель». «Смысл слов Спасителя таков: - пишет еп. Сильвестр Малеванский, - подобно тому, как с самого начала Бог, создавши мужа и жену, сочетал их с тем, чтобы они будучи только двумя, а не более, составляли, и притом навсегда составляли плоть едину, так точно и теперь Он сочетавает». В книге Притч мы находим такое же ясное утверждение об этом: «от Господа же сочетавается (соединяется) жена с мужем» (Притч. 19,14). Свт. Климент Александрийский в толковании на эти слова, ясно и прямо писал, что: «Жена при этом соединена с мужем Самим Богом». Отчасти это можно увидеть из рассказа-повествования о заключении брачного союза Исаака с Ревеккою, в котором об их первой встрече и самом союзе сказано, что: «от Господа прииде дело сие» (Быт. 24, 50-51). Таким образом Православная Церковь учит, что никакого слепого случая в вопросе выбора супруга и брака нет и быть не может, а есть только Промысел Божий соединяющий двух людей в единую плоть. Поэтому к браку Церковь относится с величайшим благоговением, свято чтит его, потому что: «Всякое создание Божие добро есть и ничто не предосудительно» (1 Тим. 4,4) Об этом говорит и ап. Иаков: «Не обманывайтесь, братия мои возлюбленные. Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов, у Которого нет изменения и ни тени перемены» (Иак.1:16-17). И конечно те, кто отвергает этот закон Божий и считает свой брак грехом и ошибкой, никак не могут именоваться христианами, как говорит об этом свт. Климент: «Брак есть первый союз мужа и жены. Если же брак (совершенный) есть грех, то я не знаю, каким образом говорит, что знает Бога тот, кто утверждает, что повеление Божие есть грех? Если закон свят, то и брак свят. Посему Апостол возводит это таинство ко Христу и к Церкви. Брак (поэтому) должно хранить от всего оскверняющего, как священный предмет». Кроме того, по мысли преп. Ефрема Сирина, таковые являются ругателями и насмешниками не только над творением Божием (браком им данным), но и над Самим Творцом: «Кто насмехается над произведением, тот насмехается над самим художником. Ругаяйся человеку раздражает Сотворшего его (Притч. 17, 5). Кто посмевается над созданием Всеведущего, тот, сам того не разумея, посмевается над Творцом; потому что посмеяние над тварью от твари переходит к Творцу». Правила Православной Церкви таковых насмешников и гнушающихся своим браком предают анафеме: «Аще которая жена оставит мужа, и отыти восхощет, гнушаясь браком: да будет под клятвою» постановил Гангрский Собор в 14 Правиле, что несомненно относится ко всем тем, кто дерзает разрывать свой законный и освященный Церковью союз преступлением под названием развод. «Великий Павел говорит супругам: не лишайте себе друг друга, точию по согласию. И опять: жена своим телом не владеет, но муж; и муж своим телом не владеет, но жена (1 Кор. 7, 4. 5). Таким образом оставившая мужа по причине гнушения законным браком, предается анафеме, как противящаяся Божией заповеди, которая соединила супругов в плоть едину, и прочим божественным писаниям», пишет в толковании на это Правило Вальсамон.

Свв. Петр и Феврония. 2совр.Церковь настаивает на пожизненной верности супругов и нерасторжимости православного брака, основываясь на словах Господа Иисуса Христа: «Что Бог сочетал, того человек да не разлучает» (Матф.19:6). «Кто разведется с женою своею не за прелюбодеяние и женится на другой, тот прелюбодействует; и женившийся на разведенной прелюбодействует». (Мф. 19:6-9). Развод осуждается Церковью как тяжкий грех и приравнивается к убийству, потому что происходит «по жестокосердию вашему» (Матф. 19:8). Церковь свидетельствует, что брак как живой союз любви и сердечного расположения по образу союза Христа с Церковью, не может быть разрываем никакими неприятностями и случайностями супружеской жизни, кроме смерти одного из супругов и вины прелюбодеяния. В Новом Завете эту истину утвердил сам Господь, отвечая на вопрос фарисеев, по всякой ли вине можно разводиться (Матф.19:3-9). Об этом говорит и ап. Павел: «Замужняя женщина привязана законом (а не венчанием) к живому мужу; а если умрет муж, она освобождается от закона замужества. Посему, если при живом муже выйдет за другого, называется прелюбодейцею» (Рим. 7:2). (Церковь не называет т.н. "замужество" при живом муже вторым браком, но скверным грехом прелюбодейства! см. в комментарии↓). «Закон гражданский, - пишет свт. Григорий Богослов в 37-м слове, - дает развод по всякой вине, но Христос не по всякой, а позволяет разлучаться только с прелюбодейцей , все прочее повелевает переносить любомудренно, и прелюбодейцу отлучает потому что она повреждает род. Слово Божие не одобряет двоеженства, ибо если два Христа, то два и мужа, две и жены, а если один Христос, одна глава Церкви, то и плоть одна, а всякая другая да будет отринута». Последнее по своему действию на брак равносильно смерти и в самом корне разрушает брачные узы: «Жена есть общница жизни, соединяемой в одно тело из двух, и кто снова разделяет одно тело на два, тот враг творчества Божия и противник Его Промысла» (Апостольские постановления. Кн. VI, гл. 16 и 27). Согласно твердому воззрению свт. Иоанна Златоуста, только прелюбодеяние, — единственная причина полного расторжения брачного союза: «Рабам позволительно менять живых господ, а жене непозволительно переменять мужей, при жизни мужа, потому что это - прелюбодеяние. Не указывай мне на законы, постановленные внешними (гражданские законы - прим. consensus), дозволяющие тебе давать запись отпущения и разводиться. Не по этим законам будет судить тебя Бог в тот день, а по тем, которые Он Сам постановил». Согрешающие преступлением развода и последующего прелюбодеяния, по слову свт. Амвросия Медиоланского лишаются главного - вечной жизни: «Мы признаем, что Владыка и Охранитель супружества есть Бог, который не потерпит, чтобы оскверняемо было чужое ложе. И кто сделает это, тот согрешит против Бога: ибо нарушит Его Закон, изменит Его благодати. А так как согрешает против Бога, то и лишается участия в небесном таинстве». В Беседах на Шестоднев святитель Василий Великий так говорит о расторжении брака: «Ехидна, самая лютая из пресмыкающихся, для брака сходится с морской муреной и, свистом извещая о своем приближении, вызывает ее из глубин для супружеского объятия. И она слушается и вступает в соединение с ядовитой ехидной. К чему клонится сия речь? К тому, что если и суров, если и дик нравом сожитель, супруга должна переносить это и ни под каким предлогом не соглашаться на расторжение союза. Он буен? Но муж. Он пьяница? Но соединен по естеству. Он груб и своенравен? Но твой уже член и драгоценнейший из членов». Св. Астерий Амасийский так комментирует слова Спасителя об ограничении развода (см. Мф. 19:6): «Это было сказано тогда фарисеям. Но и теперь послушайте вы, приспешники их, которые легкомысленно переменяете жен (мужей), как одежды, — устрояете брачные чертоги так часто и быстро, как ярмарочные палатки, — даже при небольшом раздражении немедленно пишете разводное письмо и еще при жизни оставляете многих. Уверьтесь, что брак расторгается только смертию и прелюбодеянием». Касательно разводов вообще, святой Астерий так наставляет семейных христиан: «Но кто отсекает больной член вместо того, чтобы лечить его, и притом — когда еще не поразило опасное страдание, а есть большая и почти несомнненая надежда на исцеление? Вскочил пузырь на руке, мы будем заботливо лечить его; тревожит опухоль ногу, мы будем уничтожать опухоль лекарством. Если же бы мы, пренебрегши врачебным уходом, при каждом заболевании обращались бы к сечению и железу, то в немалое время жизни обсекли бы у себя все члены», — тем самым святой призывает до последнего уклоняться от развода и бороться за врачевание супруга. Тому же учит свт. Иоанн Златоуст: «Разводиться дело противное как природе, так и Божественному закону. Природе – поскольку рассекается одна плоть, закону – поскольку вы покушаетесь разделить то, что Бог соединил и не велел разделять». Он же советует терпеть и стараться исправить недостатки супруга, вместо того чтобы спешить разрушать брак: «Как во время болезни мы не отсекаем больного члена, а исцеляем его, так будем поступать и с женой (мужем). Если есть в ней (в нем) какой-нибудь порок, то не жену (мужа) отвергай, но истребляй порок». Сходный совет дает и митр. Филарет Московский: «Не может ли нужда извинить отступление от брачного закона, например когда от несчастного супружества ищут другого супружества? – Никак. Что может быть несчастнее мужа, у которого жена безумна до такой степени, что ее нужно держать на цепи? Но правило церковное говорит, что и в сем случае он не должен оставлять ее и искать другой. Кого несчастное супружество постигло по неисповедимой судьбе Божией, тот должен терпеть оное как испытание от Бога, а кого – вследствие нерассудительного выбора, тот должен терпеть оное как наказание за свою безрассудность».

При этом, по слову еп. Сильвестра Малеванского, - «Поставляя же сочетание брачное в такую близкую и прямую зависимость от Бога, сообщающую ему поэтому характер нерасторжимости, Христос, что само собою понятно и очевидно, брачные дела, начиная с заключения брачного союза до расторжения его в исключительных случаях посредством развода, относил не к тому, что подлежит кесареви или власти гражданской, а к тому, что было Божиим (Матф. 22,21) и имело подлежать ведению или суду основанной Им на земле и снабженной Его полномочиями Церкви». Из посланий ап. Павла также усматривается, что брак со всеми касающимися его вопросами и недоумениями всегда подлежал ведению и суду только Церкви, но никак не гражданских судов, тогда языческих, сегодня явно сатанинских; св. Апостол высказывает негодование к таковым горе-христианам судящимся с единоверными у язычников и иноверных вообще, он открыто порицает тех, кто смеет это делать: «Как смеет кто у вас, имея дело с другим, судиться у нечестивых, а не у святых?... вы, когда имеете житейские тяжбы, поставляете своими судьями ничего не значащих в церкви. К стыду вашему говорю: неужели нет между вами ни одного разумного, который мог бы рассудить между братьями своими? Но брат с братом судится, и притом перед неверными. И то уже весьма унизительно для вас, что вы имеете тяжбы между собою. Для чего бы вам лучше не оставаться обиженными? для чего бы вам лучше не терпеть лишения? Но вы сами обижаете и отнимаете, и притом у братьев. Или не знаете, что неправедные Царства Божия не наследуют?»(1Кор. 6:1-9). «Какие же поэтому узы расторгнешь ты, будучи связан и законом и природою? - вопрошает согрешающих разводом св. Астерий Амасийский, - Как отвергнешь обеты, которые принял на себя при совершении брака? О каких это (обетах), думаешь, говорю я? — о тех ли, которые ты, при переписи здесь приданого, засвидетельствовал собственноручною подписью к книге, скрепляя печатью совершаемое? И это, конечно, крепко и имеет достаточную твердость; но я уношусь (мыслию) к изречению Адама: это плоть от плоти моей и кость от костей моих; она будет называться женою моею (Быт. 2:23). Это изречение не напрасно сохраняется в Писании; оно есть общее исповедание мужчин, от одного первого лица того высказанное всей совокупности женщин, по закону сопрягаемых с мужьями. Не удивляйся, что сказанное одним служит обязательством и для другого: ведь все, что случилось с первозданными в начале, стало природою и для последующего поколения. Ведь в том, что совершается по закону и установлению, бывает не так, как в отношении к блудницам, (с коими) сожительство ограничивается небольшим числом дней и при этом преследуется одно только плотское наслаждение; но совершенно напротив, о человек! происходит некоторое единообщение тела и души, так что и нрав с нравом вместе соединяется, и плоть с плотью некоторым образом связуется. Как же ты отторгаешься безчувственно? Каким образом столь легко и без страданий разлучаешься?».

episkop_grigipy_lebedev_1910-e«Такова тайна брака. Выяснивши ее, Господь делает последнее заключение мягкого упрека фарисеям: «Ну, что вы хотите? О чем вы спрашиваете? Как же после того оставить человеку свою жену? Да это же противоестественно! В браке же — взаимное восполнение жизни! А вы хотите, чтобы Я одобрил разрушение восполненного?! И в браке — творческий акт, акт Бога, творящего одну жизнь. Как же вы хотите, чтобы Я разрушил жизнь, созданную Богом? Это противоестественноИ не думайте посягать на брак! Что Бог сочетал, того человек да не разлучает», - писал свщмч. иосифлянин Григорий Лебедев. Именно так учит о браке Православная Церковь уже более 2000 лет. «Дух же ясно говорит, что в последние времена отступят некоторые от веры, внимая духам обольстителям и учениям бесовским, через лицемерие лжесловесников, сожженных в совести своей» (1 Тим. 4:1), «здравого учения принимать не будут и от истины отвратят слух и обратятся к басням» (2 Тим. 3:4). В наши дни, когда развод стал нормой, нормой стало и прелюбодейное лжеучение о браке, и к сожалению многие из таковых христиан или христианок, кто разрывает Богом созданный брак - оправдывают свой грех выставляя себя в своей соженной совести невинными пред людьми и Богом существами, и надеясь при этом на блага Господни в своей дальнейшей жизни: «так как я невинна, то верно гнев Его отвратится от меня». (Иер.2:35) Но Господь судит иначе: «Вот, Я буду судиться с тобою за то, что говоришь: "я не согрешила"» (Иер.2:35). «Это заблуждение не ново среди людей, - писал преп. Никодим Святогорец, - Не его ли внушал искуситель Еве, когда побуждал ее нарушить Заповедь Божию? Что же сказал он? "вы не умрете" (Быт.3:4), то есть можете делать что угодно и с вами ничего не случится, потому что Бог - очень добрый. Ева прельстилась этим, а вслед за ней прельстился и Адам - он согрешил, думая о божественной милости, т.е. Адам пал, считая, что на самом деле он не будет наказан Богом, хотя бы Тот и предупреждал его о наказании». Слово Божие ясно показывает, что тот, кто сознательно грешит и оправдывает при этом свой грех, считая его некой нормой, и в безумии полагая его для себя неким благом, не кается в нем, тот противится Богу и делается Его врагом: «Пусть не говорит грешник, что он не согрешил, потому что горящие угли возгорятся на голове того, кто говорит: я не согрешил пред Господом Богом и славою Его» (3Ездр.16:54). Делается врагом и идолопоклонником, за непокорность Богу, Его воли и Заповедям: «Ибо непокорность есть такой же грех, что волшебство, и противление то же, что идолопоклонство; за то, что ты отверг слово Господа, и Он отверг тебя» (1Цар.15:23).


Аминь, и Богу нашему слава.