?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

мечта архимандрита Киприана (Куцумбаса) осуществилась. Он стал, наконец, епископом. Но для удовлетворения амбиций ему требовалось, чтобы новоустроенный Синод официально исповедал бы его неправославные взгляды на учение о границах Церкви. Так как это лжеучение и без того к настоящему времени достаточно подробно разобрано многими исследователями, убедительно доказавшими его (1) еретичность, и (2) нетрадиционность и новизну для всего старостильного движения в Греции, то мы не станем повторяться, и укажем лишь главные его черты. А именно, по глубокому убеждению митрополита Киприана:

1. Исповедание ереси епископатом какого-либо церковного сообщества не ведет в силу этого к отпадению этого сообщества от Тела Христова, то есть к потере тайносовершительной благодати Таинств, которая будет сохраняться, пока не последует осуждения новой ереси неким будущим Всеправославным Собором;

2. значит, Таинства, совершаемые еретиками и раскольниками, действительны и спасительны для принимающих их с верой до тех пор, пока их не осудит все тот же "Всеправославный" Собор или "Собор Объединения". А если выясняется, что сами эти ереси и расколы уже были осуждены православными Соборами ранее, то прежде бывшие постановления этих Соборов не могут автоматически распространяться на современных последователей ересей, но являются лишь "основанием" для будущего возможного их осуждения;

3. следовательно, еретики и раскольники современности, как еще не осужденные "Всеправославным" Собором окончательно, на самом деле онтологически еретиками и раскольниками не являются, но представляют собой лишь "заболевших в вере членов Церкви, еще не приведенных к суду";

4. и, таким образом, получается, что Церковь может разделяться сама в себе на "заболевших или погрешающих в вере" и на "противостоящих им и их новшествам здоровых" ее членов, которые именно в совокупности до грядущего Собора, который отделит тех от других, и составляют мистическое Тело Христово.


Реакцией на проповедь этого учения митрополитом Киприаном стал начавшийся распад новообразованного "каллистовского" Синода. Первыми в июне 1983 года его покинули митрополиты Магнезийский (с этого времени - Диметриадский) Максим и Додеканисский Каллиник. Они обратились с покаянием к Архиепископу Авксентию и были приняты в церковное общение через хиротесии-хиротонии (когда на Литургии на главы соединяющихся от ереси или раскола возлагаются руки епископов и читается молитва рукоположения). Чуть позже так был принят и митрополит Эолийский Герман. Видя, что он обманут и использован в достижении собственных целей Киприаном (Куцумбасом), а также опровергая неправославную экклесиологию того, владыка Каллист (Макрис) в 1983 году опубликовал и широко распространил свой богословский ответ Киприану и его единомышленникам - "Апологию", и Энциклику "Письмо исповедания", в которых в полном согласии со всегдашним православным "акривийнейшим" исповеданием веры истинно-православных христиан Греции объявил "таинства" новостильников и экуменистов "безблагодатными и недействительными", а их религиозную организацию - еретической. Раскаиваясь пред Богом за то, что хоть и невольно, но он стал проводником идей и замыслов врага Православия, простодушный митрополит Каллист отказался от епископской чести и, уйдя в схимнический затвор в основанном им монастыре, окончил в 1986 году свои земные дни как простой монах.

Сменивший его на посту председателя Синода митрополит Антоний Мегарский стал предпринимать попытки смягчить и исправить экклесиологические заблуждения митрополита Киприана, поручив тому составить вероисповедный документ, который, с одной стороны, будучи верным традиционной "Омологии 1935 года", в то же время был лишен крайностей ее толкования, которые стали "камнем преткновения" для "матфеевцев" и, соответственно, источником их ложного учения о "автоматическом отключении" тайносовершительной благодати Божией в Поместной Церкви после первого еретического заявления ее иерархии. Но составленный Киприаном документ, опубликованный им под названием "Экклесиологические тезисы, или Изложение учения о Церкви для Православных противостоящих ереси экуменизма (Agios Kyprianos, November, 1984)", на поверку вышел лишь концентрированным и сжатым изложением все тех же неправославных взглядов его автора, из-за которых он еще шесть лет назад оказался вне церковного общения с каноничным Синодом истинно-православных Греции. Даже для достаточно либерального на тот момент в области экклесиологии Синода митрополита Антония такое откровенно еретическое исповедание веры оказалось a priori неприемлемым с точки зрения святоотеческого учения и, естественно, не было одобрено. К сожалению, будучи при председательстве митрополита Каллиста фактически вторым человеком в его Синоде, митрополит Киприан смог сосредоточить в своих руках все административные и экономические реквизиты Синода, и для несогласных с его "богословствованием" архиереев после ухода на покой митрополита Каллиста не оставалось ничего иного как с покаянием вернуться в общение с Матерью-Церковью.

В 1984 году четыре последних оставшихся в "каллистовском" Синоде митрополита - Антоний Мегарский, Каллиник Ахайский, Матфей Инойский и Каллиопий Пентапольский - из-за несогласия с экклесиологией Киприана присоединились к той части "хризостомовского" Синода ИПЦ Греции, которая тогда из-за временных и несущественных личных разногласий среди иерархов возглавлялась митрополитом Пирейским и Саламинским Геронтием (Маргиолисом). По икономии, ради множества возвращающейся с ними из раскола в церковное общение паствы, их хиротонии были признаны самим фактом их сослужения с "хризостомовскими" епископами, без совершения над ними хиротесии.

Таким образом, именно из-за своего неправославного исповедания веры и соответствующей ему богослужебной практики, лишенный сана митрополит Киприан (Куцумбас) остался к концу 1984 года опять один. С ним в общении от безысходности пребывал лишь сомнительного поставления (1982 года) митрополит Сардинский Иоанн (Джованни Басцио), который, будучи некогда не имеющим истинного крещения католическим иеромонахом-капуцином, был принят в Московскую патриархию "в сущем сане", а затем ушел к несторианам и был ими хиротонисан в "епископа", а от несториан, через крещение и перерукоположение, перешел уже в Синод митрополита Каллиста (причем сам Киприан отказался участвовать в его Крещении и хиротонии, посчитав это повторением Таинств).

В 1984 г. уже один новостильный церковный журнал подверг критике Киприана за то, что он, представляясь старостильным епископом, "принимает сотни новостильников в своем монастыре и своих церквях и объединяется с ними в молитвах, подавая им Таинства и Божественное Причастие", при этом "позволяя тем, кто приходит к нему на исповедь, принимать честные Таинства в новостильных Церквях (Orthodox Tipos 20.01.1984, p. 3)". Это публичное разоблачение Киприан не опроверг, но только назвал оное "личными нападками" и заявил, что его практика является исключительно его собственным делом "пастырского попечения", которое "касается его одного" (Agios Kyprianos, February-March, 1984, p. 288-291). А 27 августа 1984 года на всенощном бдении накануне праздника Успения Пресвятой Богородицы Киприан демонстративно сослужил в своем монастыре с экуменическим новостильным Александрийским Патриархом Николаем VI (1968-86).

За такое явное и демонстративное попрание канонов Церкви Киприан Оропосский был законно и справедливо тогда запрещен в священнослужении Синодом под председательством рукоположившего его некогда митрополита Антония Мегарского, а когда не подчинился прещению, согласно канонам, лишен ими священного сана.

К этому времени нелепость и вред разделений среди истинно-православных Греции, вызванных незначительными и однозначно поддающимися уврачеванию человеческими причинами, стали очевидны для всех сторон конфликта. Поэтому все группы архиереев, обособившиеся за минувшее время, признали необходимым преодолеть "средостение вражды" между собой и объединиться на основе совместного исповедания "Омологии 1935 года". И вот 4/17 января 1985 года долгожданное единство православных было достигнуто, и все стороны пришли к соглашению, что им надлежит, во-первых, взаимно признать действительность всех епископских посвящений за это время; во-вторых, отменить прещения, которым они подвергли друг друга; и в-третьих, снять все обвинения, которые были предъявлены друг другу. Единый Синод ИПЦ Греции, состоящий с того момента из 17 епископов, включал: Архиепископа Авксентия, митрополитов: Геронтия Пирейского, Каллиника Фтиотидского и Фавмакского, Антония Мегарского, Максима Диметриадского, Каллиника Коринфского, Матфея Инойского, Германа Эолийского, Каллиопия Пентапольского, Каллиника Додеканисского, Евфимия Солунского, Афанасия Ларисского, Стефана Хиосского, Максима Кефалинийского, Афанасия Ахарнского, Герасима Фивского и Иустина Эврипского.

И только два епископа сознательно и идейно отказались от предложенного единства еще до его осуществления. Ими были Киприан Оропосский и его сателлит Иоанн Сардинский. Своим отказом от исповедания единой "Омологии" истинно-православных Греции они, лучше всяких внешних прещений и лишений сана, доказали неканоничность своего существования и недействительность собственного "епископства".

В качестве некоего ответа православным митрополит Киприан Оропосский тотчас объявил о создании собственного Синода, который он, пользуясь терминологией своих "Тезисов", назвал "Синодом Противостоящих", и сам назначил себя его Председателем. Естественно, оставшись в этом Синоде вдвоем, Киприан и Иоанн оказались в весьма нестабильном (особенно с экономической стороны) положении, и, пользуясь "брендом" ИПЦ, широко открыли двери в свой Синод для всех желающих, как из старостильной, так и из новостильной Церквей. В их сообщество переметнулись все, по разным причинам недовольные своим руководством клирики, запрещенные своими епископами в служении, а то и лишенные сана за канонические преступления. Год спустя митрополит Миланский Евлогий (Хесслер) присоединился к Киприану и совместно с ним совершил епископские хиротонии Хризостома (Гонзалес) Этнийского и многоженца Нифона (Кигунгу) Найробского, от которых в дальнейшем и пошла вся нынешняя иерархия "киприанитов".

Когда же в 1986 году новым председателем Синода ИПЦ Греции стал Архиепископ Хризостом (Киусис), то этот объединенный Синод, видя нераскаянность Киприана Оропосского, особым деянием в феврале месяце еще раз декларировал лишение его и членов его Синода духовного сана за создание ими еретического учения о Церкви, оправдывающего практику допущения к причастию новостильников ("ибо он без проницательности преподает Святые Таинства нашей Церкви модернистам, раскольникам и экуменистам-новостильникам"), и за проповедь им ложного учения о наличии у новостильников благодатных Таинств ("потому что он отпал от Православной веры, и принял ложную и нечестивую веру экуменистов, именно ту, что схизматики-новостильники по-прежнему принадлежат к Святой, Кафолической и Апостольской Церкви, которая является единственной сокровищницей и подательницей благодати"). Причем, в число этих 13 иерархов, которые окончательно низложили и отлучили от Церкви Киприана Оропосского, входил и митрополит Антоний Мегарский, который в свое время с митрополитом Каллистом совершил над Киприаном архиерейскую хиротонию. Свою подпись под синодальным Указом о низложении и отлучении Киприана митрополит Антоний сопроводил специальной оговоркой, что он "полностью согласен и подтверждает это согласие особой подписью". Круг замкнулся...

Таким образом, из этого исторического экскурса мы ясно видим, что: 1. митрополит Киприан Оропосский до окончательного лишения его сана объединенным Синодом ИПЦ Греции в 1986 году как минимум дважды подвергался запрещению от своей канонической власти - сначала от Синода Архиепископа Афинского Авксентия (в 1977 году), а затем от Синода митрополита Антония Мегарского (в 1984 году). В то же время митрополит Киприан дважды учинил раскол со своей высшей церковной властью, не имея на то абсолютно никаких ни канонических, ни догматических оснований, а потому, согласно каноническим нормам Православной Церкви, сам лишил себя права священнодействия и не может являться законным преемником или последователем ни одного из бывших прежде него объединений истинно-православных иерархов Греции.

2. Такое противление митрополита Киприана канонической власти Церкви было во всех случаях однозначно вызвано стремлением его защитить и навязать в качестве вероучения Церкви Истинно-Православных Христиан Греции свое официально и многократно проповеданное лжеучение о границах Церкви.

И именно с этим-то и связан сегодняшний парадокс. Синод ИПЦ Греции, позиционирующий себя как правопреемник "авксентьевского" и "хризостомовского" Синодов, разделяющий их экклесиологию и принятые ими канонические постановления, вдруг по непонятным причинам одновременно отступает и от того, и от другого. При этом делая вид, что так всегда было. Искренне не понимаю. Я всегда с глубоким уважением относился к личности покойного Архиепископа Хризостома II (Киусиса), признавал его несомненные заслуги в деле борьбы истинно-православных христиан Греции, хоть и допускал он явные и нелепые ошибки, приведшие в итоге к разделению с частью иерархов. Но в деле митрополита Киприана (Куцумбаса) его ведь поддержали абсолютно все иерархи. Их мнение было единодушным. Да, насколько мне известно, и все клирики киприановского поставления с тех пор принимались в общение ИПЦ Греции исключительно через хиротесию.

Что же изменилось? Неужели за прошедшие тридцать лет отсутствовавшая апостольская преемственность в вере и благодати неведомым образом вернулась к тем, у кого ее не было? Или духовные наследники митрополита Киприана покаялись в его учении и отреклись от него? Нет! Из распространенного письма (от 16.02.2014 ст.ст) митрополита Хризостома (Гонзалеса) Этнийского (главы "киприанитов" в США) выходит, что осуждать экклесиологическое учение Киприана (Куцумбаса) или каяться в его исповедании никто не будет. Оно деликатно именуется "теологуменом". И особо отмечается, что "ничто из духовного наследия митрополита Киприана не будет отметено или забыто". Но ведь, как мы видели, именно этот "теологумен" стал причиной отделения "Синода Противостоящих" от истинно-православных Греции и непосредственным поводом для принятия каноничным Синодом ИПЦ Греции в 1986 году решения об отсутствии апостольской переемственности у иерархии митрополита Киприана. Зачем же лукавить?

Да и экклесиологическое учение Болгарского епископа Фотия (Сиромахова) Триадицкого, ставшее фундаментом свершившегося объединения, есть прекрасный пример неопределенности и сознательной недоговоренности, при которой обеим сторонам остается слишком много места для маневров и двоедушия. Но допустимо ли такое двоедушие в области догматов? А как теперь быть с церковным сообществом митрополита Агафагела (Пашковского), для которого по-прежнему рекомый "теологумен" митрополита Киприана остается официальным догматическим учением, т.к. был исповедан единой РПЦЗ таковым на Соборе в 1994 году.

Почему же тогда при нынешнем сослужении епископы "Синода Противостоящих" принимаются в сущем сане, а перешедшие из "ламийского" и "бостонского" Синодов епископы Амвросий (Никифоридис) Филиппский и Димитрий (Кириаку) Карслайский принимались не так давно через покаяние и хиротесию? Обрелись новые, неизвестные ранее каноны? Или досточтимый и уважаемый владыка Каллиник просто всегда памятовал, что и он некогда был неканонично рукоположен вместе с Киприаном?

Наверное, я просто не знаю лежащих на поверхности объяснений таких метаморфоз..

Так простите меня и дайте объяснения.

А, может быть, просто время на дворе такое - эпоха беспринципности?

Священник Александр Павпертов

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek