?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Православия ревнителю и раскола искоренителю,
Российский целебниче и новый к Богу молитвенниче, списаньми твоими буих уцеломудрил еси,цевнице духовная, Димитрие блаженне, моли Христа Бога спастися душам нашим.
(Тропарь свт. Димитрию Ростовскому)

Православия ревнителю и раскола искоренителю – эти слова тропаря мы слышим сегодня на Божественной Литургии. Радуйся, душепагубных расколов искоренителю – сугубо припеваем мы в воскресный вечер на акафисте святому митрополиту Ростовскому Димитрию. Dimitriy Rostovski --16ikona XXЗа что же  прославляет Церковь святителя как искоренителя раскола? После Соловецкого и стрелецкого бунтов и бесчинства в Грановитой палате правительство указало принимать против раскольников суровые меры. Надежды последних на восстановление “древнего благочестия” рушились. Но вожди раскола призывают бороться за старую веру до конца. “Мне сие гораздо любо, - пишет протопоп Аввакум, - русская земля освятилася кровию мученическою”. В другом месте – еще более “привлекательно”: “Теперь само Царство Небесное валится в рот”. Неудивительно, что многие ревнители старины не дожидались применения к ним строгих указов, но сами лишали себя жизни. “О, братия и сестры! радейте, не слабейте… тецыте, тецыте, да вси огнем сгорите; приближися семо, старче, с седыми власы своими, приникни, о, невеста, с девическою красотою” и т.д. Но не все откликались на эту безумную погибельную проповедь. Более “благоразумные” предпочитали скрываться в лесах и других безлюдных местах. Так образовывались раскольничьи скиты, общей для которых была ненависть к Православной Церкви.

Довольно быстро свилось гнездо непослушных в Ростовской земле. В то время, когда число раскольников здесь достигало нескольких тысяч, на митрополичью кафедру в Ростов прибыл св. Димитрий. Он сразу оценил бедствие, нарушившее церковный мир: “Оле окаянных, последних времен наших! Яко ныне св. Церковь зело утеснена, умалена… И уже толь от раскола умали Церковь, яко едва где истиннаго сына Церкви найти: едва бо не во всяком граде иная некая особая изобретается вера, и уже о вере простые мужики и бабы, весьма пути истиннаго не знающие, догматизуют и учат, презревше и отвергше истинных учителей церковных”. Ревнитель Православия начинает вести борьбу с ревнителями буквы. Для ее успеха он просит присылать ему раскольническую литературы, в которой знакомится с духом и характером деятельности “оных душепагубных волков”.

Святитель Димитрий ведет полемику и устно, и письменно. Он произносит поучения с церковного амвона, беседует и в домашнем кругу как с православными, так и с самими раскольниками. Простым ярким языком он раскрывает пагубную сущность и частные заблуждения отделяющих себя от единства церковного. Вот что говорит святитель о почитании Креста. Для раскольников важен вопрос, какому же кресту покланяться: восьмиконечному или четырехконечному. Приведя свидетельства древних Отцов Церкви о поклонении 4-конечному кресту, св. Димитрий обращает внимание несогласных на то, какой крест они полагают на себе. Чтобы быть последовательными, они должны умудриться креститься на восемь концов. Раскольники учили: “Не прелагай предел вечных… до нас положено и лежи оно так во веки веков” и еще: “подобает христианом умирати за един аз… Велика бо зело сила в сем азе сокровенна”. Для Ростовского архипастыря выше самого обряда – его дух, внутренняя сущность, идейное содержание.  Говоря о поклонении иконам, св. Димитрий указывает, что почитаем мы “не дску или вапы, но изображение первообразного”. Раскольники же, почитая только старые и “закоптелые” иконы, а новые только после соответствующего “закопчения” дымом, безумствуют: “Таковые не изображение первообразного почитают, но дым и черноту, грязь и закоптелость”. При этом на такой иконе трудно разобрать само изображение: “Аще вид изображения неявствен – кому кланяться; таковою бо вещию, аще бы кто и диавола изобразил и закоптил, то бы и диавола иный не знаючи почитал и кланялся ему”.

  Речь святителя проста, ясна, убедительна; аргументы сильны; аналогии удачны. Так Звезда Российская (по кондаку) горячо ревнует о благе Церкви и пасомых. Его миссионерское дело продолжается в Ярославле, потом в Москве. Но оно осложняется историческими обстоятельствами, породившими новые вопросы. Это – реформы Петра I. В его стремлении перестроить старую Русь на западный манер раскольники увидели последнее отпадение от веры и благочестия, зловещие признаки приближения антихристова царства, а сам антихрист опознан в лице Петра. Естественно и последний еще более ужесточил меры, применяемые к ревнителям обрядовой древности. Они же готовы были за “благочестие” стоять до смерти, не соглашаясь ни на какие нововведения. К таким новшествам относятся приказы царя о перемене покроя платья и особенно о брадобритии. На Руси был распространен религиозный взгляд на бороду. В ней видели образ Божий, ее наличие считалось признаком неповрежденности Православия. Кому хочется потерять образ Божий? Нет, претерпи любые гонения, но бороду отдать можешь только вместе с головой. Святитель Димитрий, узнав о такой ревности, вооружается Словом Божиим и здравым рассуждением. Он спрашивает вопрошавших о брадобритии: “Что отрастет: голова отсеченная или брада обритая? Лучше вам пожертвовать бородой, которая хотя бы десять раз будет снята, отрастет, чем потерять голову, которая раз будет снята, не отрастет никогда, разве буде в воскресение мертвых”. Архипастырь пишет особое “Рассуждение об образе Божии и подобии в человеце”  Мысль этого сочинения следующая. Предупреждая читателя, чтобы тот не считал его врагом бороды, святой аргументированно доказывает, почему в брадобритии нет греха. Основания раскольников – в ветхозаветном запрете, но ведь это внешний закон (подобно обрезанию), иго же обрядового закона снято с христиан из язычников (каковыми были русские до Крещения) еще на апостольском соборе. Далее св. Димитрий указывает, что “образ Божий и подобие не в теле человеческом образуется, но в душе, ибо Бог не имеет тела. Бог есть Дух, бесплотен и душу созда разумну, бесплотну, вечности общницу”. А что есть брада? “Она есть влас нечувствен, излишие человеческаго тела, вещество видимое, осязательное, жизни человеческой ненужное”. Сопоставляя эти два понятия – души и бороды, святитель задает вопрос: “Кого же ради прииде Христос на землю: брады ли ради человеческия, еже соблюсти ю целу, небриему, или души ради человеческия, еже спасти ю от вечныя смерти… Аще души ради, то кое препятствие преставшейся душе от обриенныя брады?” Заблуждаются неистовые лжеревнители, думая, что спасение зависит от бороды. “Аще бы в брадах небриемых и растимых состоялося спасение, то тии токмо спаслися бы, иже имут великия брады. И елико кто имать большую браду, того было бы большее спасение; скодобрадным же человеком было бы и спасение скудное. А иже весьма брадных власов не имеют, тем никая же была бы на спасение надежда. Что бы рещи о младенцах умирающих? Что о женстем полу? Весьма бы тем быти чуждым спасения, яко без брад сущим”. Борода сама по себе не спасет: “Грехи смертныя, души погубляющия, в ничтоже имеют, самым же небрадобритием чают спасени быти. Душу потеряти беззаконием – ничтоже есть, браду же потеряти – грех великий есть, тако стала у них брада вышши души”. Так просто и убедительно решает святитель острый полемический вопрос того времени (подчас актуальный и в наши дни) о значении бороды – “этого честного и благолепного украшения человеческого тела”.

Слово “близ только слышится”, книга же “в концы вселенныя проходит”. Восполнить устную проповедь святителя Димитрия призван его обширный “Розыск о брынской вере, о учении их и о делах” (брынские леса – один из очагов раскола). В первой части ставится вопрос, права ли вера раскольников. Понятие веры автор определяет так: “того ради и нарицается верою вера, яко верует в то, чесого не видит”, затем указывает объекты веры: Бог, троичность, Воплощение Сына Божия, два естества во Христе, пресуществление Св. Даров в Евхаристии и т.д. У старообрядцев же предметы веры: старая икона, восьмиконечный крест, семь просфор, старые книги, т.е. все видимое и осязаемое, поэтому веру их нельзя назвать правой. Напрасно они исповедуют в Символе веру в Единого Бога, им следовало бы читать: “верую во многих богов”. Далее святитель раскрывает православный смысл почитания креста, икон, говорит о просфорах, старых и новых книгах и т.д. О книгах Ростовский митрополит рассуждает так. И старые, и новые книги учат вере в Единого Бога, исповедуют одни догматы, поучают одним тем же добрым делам. Если в новых книгах и было сделано “пременение некоторых речей, то оно, во-первых, несть пременение вере”, во-вторых, есть не искажение, а необходимое исправление испорченного текста книг. Источник порчи святой находит в переводчиках и переписчиках их. Он приводит такой простой, но в то время спорный пример. В службе на Покров Пресвятой Богородицы находилось тогда в разных книгах отличие: “Твой пречистый омофор паче електора просвещается”, в других: “паче алектора”. Прп. Максим Грек в свое время исправил это место: “паче илектра”, чем возбудил негодование ревнителей буквы. Посмотрите, - говорит святитель, - кто прав. Електор значит выборщик, алектор – петух, илектр – блеск чистого золота. Скажите, чему приличней уподобить омофор Богородицы: выборщику, петуху или блеску золота?”

Мысль об изменяемости богослужебного текста святитель Димитрий доказывает и историческими примерами. Так, ап. Иаков составил чин Божественной Литургии. Спустя три века свт. Василий Великий сократил и изменил его. Еще большему сокращению подверглась Литургия от руки свт. Иоанна Златоуста. Согрешили ли столпы Церкви? Вообще св. Димитрий находит много обычаев в Церкви, которые “овии временем забвена быша, инии же отнюдь престаша, другия же правила отсекоша”. Подтверждение тому – постановления о браке духовенства, о Евхаристии, о диакониссах и т.п. Святитель хочет уверить раскольников, что изменения в обрядовой стороне – явление обычное настолько, насколько и законное. Церковь всегда признавала их как необходимое изменение внешних форм своей жизни. Предполагая возражения со стороны старообрядцев, мудрый архиерей дает ответ и на них. Раскольники считают, что древние русские святые спасались по старым книгам. Но напрасно: многие из них и азбуки не знали, и книг не читали – спасает не буква и книга, а “богоугодное житие”. Далее святитель говорит, что вера “ревнителей благочестия” не стара, т.к. допустила изменение в догматах. Здесь он основывается, в основном, на письмах протопопа Аввакума, который допускал мысли, что Троица имеет три существа, что Христос сошел в утробу Божией Матери не естеством, а благодатью, а по Воскресении Господь сходил во ад вместе с телом и т.д. Например, по поводу последнего лжеучения св. Димитрий восклицает: “Слышите, правовернии, что учитель той безумный бредит; протопопом был, а часов на Светлое Воскресение не читал или, читая, не уразумел, идеже пишется: во гробе плотски, во аде же с душею, яко Бог”, - и дает православное изложение данного догмата.

Что общего между истинными и раскольническими учителями? – спрашивает святитель. "Последние благодати хиротонии не имеют, да и толкования Св. Писания не разумеют, т.к. они простые мужики. Более того, в качестве учителей иногда выступают у них бабы, а какое же учение может преподать баба?" По апостолу, женам учить не подобает. Напрасно, раскольники ссылаются на неученость апостолов, просветивших, несмотря на это, весь мир. До апостолов им далеко: “Не книжных собра, но книжных посла, простых и невежей к Себе призва, но умудренных богословцев в концы земные разсла, отверзши им ум разумети Писания”, апостолы благодать от огненных языков получили, а раскольники пока еще нет и т.д.

По поводу слов первомч. Стефана: Всевышний не в рукотворенных храмах живет (Деян.7.48), на которые ссылались раскольники для отрицания почитания храмов Божиих, автор розыска указывает, что апостол говорит не о христианских, а о “жидовских” храмах, ибо евреи превозносились своим храмом как единственным местом присутствия Иеговы, несмотря на то, что благодать Божия тогда уже оставила их храм. Далее св. Димитрий весьма остроумно рассуждает: напрасно раскольники говорят, что Бог не в бревнах, а в ребрах. Действительно, Дух Божий живет в телах христиан, но только не в раскольнических. Если бы последние были обителью Св. Духа, то Он привел бы их в храм, как сказано о Симеоне Богоприимце: и прииде Духом в церковь. Но раскольники храмы не почитают и на молитву туда не ходят, а, следовательно, и Духа Святого в своих ребрах не имеют. Разбирая основания старообрядцев от Св. Писания, святой удивляется, как одно и то же Божественное Откровение служит одним на пользу, другим во вред. Он делает сравнение: “раскольники от цветов словес Божиих, от них же правовернии и добродетельнии мужие, аки пчелы мед, собирают сладкую души пользу, они от тех Божиих словес, аки пауки, приемлют вред еретичества”. И следуют разъяснения святителя, что в Евангелии надо понимать в буквальном смысле и что в аллегорическом.

Наконец, борец с расколом переходит к разбору дел последователей его. Интересно суждение святителя о добрых делах вообще. Их три вида: дела, кажущиеся добрыми по человеческому разумению, но никто не может сказать, что они угодны Богу, “рассмотрит та Всеведец Бог”; мнимо-добрые дела, лицемерные, совершаемые напоказ, “якоже волк в одежди овчей несть овца, но только образ овчий, тако дело доброе, творимое притворно, та суть не добрая, но злая”; дела добрые, но бесплодные, т.к. они совершаются вне Православной Церкви: “как может член, от тела отсеченный, быть живым и действенным, как ветвь, отломленная от виноградной лозы или яблони, может давать плоды?” Подводя добрые дела раскольников под эти категории, Ростовский архиерей находит у них дела противоположные, злые, противные Церкви: самосожжение, чародейство, блуд, самочинная иерархия, ложное причастие и т.д. Об “огненном крещении”, к которому призывал идейный вдохновитель раскола, он пишет: “О, пребеззаконный Аввакум! подвизаеши человеки самих себе вдавати смерти и погибати телесы купно и душами. Зде бо телеса их сгорают, а тамо души их огнь геенский приемлют. Ты обоим смертем их суще виновен, кий ответ Праведному Судии даси за всех, твоим учением и советом погибших?В конце книги Свт. Димитрий приходит к выводу, что вера раскольников не права, учение их душевредно, и дела их небогоугодны. Еще одно средство святителя Димитрия в борьбе с расколом – поднятие уровня просвещения народа и особенно духовенства. К последнему он пишет пастырские послания, призывает его изучать Слово Божие, жить и служить по Евангелию, чтобы быть на высоте своего положения. В Ростове он устраивает школу, которая стала его любимым детищем, отрадой на трудном архипастырском пути. Такова вкратце изложенная противораскольническая деятельность святителя Димитрия. Многие из поднимаемых им спорных вопросов не потеряли актуальность и ныне, триста лет спустя. Главное же, нам так необходим тот дух, которым был движим святитель Димитрий, его ревность о славе Божией, о благостоянии Святой Церкви, ее единстве, о спасении душ, вверенных ей.

Научает ли чему-нибудь нас опыт истории? Если Церкви Православной будут вновь грозить разделения, найдется ли новый святитель Димитрий, который станет в защиту ее единства? Если нет, то придется молиться, чтобы это последнее время не стало действительно последним.

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek