?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

"Да будет слово ваше: да, да; нет, нет;
(Мф. 5, 37).



БОГОСЛОВИЕ ЛАОДИКИЙСКОЙ ЦЕРКВИ.

"И Ангелу Лаодикийския Церкве напиши: ... вем твоя дела, яко ни студен еси ни тепл: о, дабы студен был еси или горящ. Тако, понеже тепл еси, и ни студен еси ниже горящ, имам тя изблевати из уст Моих"
(Откр. 3, 13–16).

Святитель Игнатий Брянчанинов, О ересях и расколах:

"Идолопоклонство и всякого рода явное отвержение Бога можно уподобить открытому яду; от него всякий удобно может остеречься. Ересь можно уподобить пище, имеющей по наружности прекрасный вид, но отравленной ядом: такая пища — тот же яд, от которого уже трудно остеречься как потому, что яд замаскирован, так и потому, что прекрасный вид и благоухание пищи возбуждают в человеке естественное его желание насытиться и насладиться пищею. Ересь всегда сопутствуется лицемерством и притворством; она многоглаголива, велеречива, обилует ученостию человеческою и потому удобно привлекает к себе людей и уловляет их в погибель; несравненно более людей уловлены в вечную смерть посредством ереси, нежели посредством прямого отвержения Христа."

За последние годы происходит много важного в нашей церковной жизни. Для нас, живущих в России, эти изменения складываются из двух частей: во-первых, из того, что мы узнаем о событиях сегодняшних, а, во-вторых, что перед нами открывается прошлое. И тем, кто не жил за «железным занавесом», в условиях всеобщей дезинформации, очень трудно понимать нас. Еще сравнительно не так давно для тех, кто чувствовал ложь безбожия, зачастую единственным источником сведений об учении христианском были редкие цитаты в произведениях русских классиков — у Толстого, Достоевского и т. д. — и атеистическая литература! Там, хоть и подвергнутые «научной критике», но были цитаты из Евангелия. В письмах епископа Григория (Граббе)[1] описан сходный случай: Владыка пишет об одном юноше из Советского Союза, который, внутренне придя к вере, с большими трудами полностью составил из разрозненных кусочков молитву «Отче наш» по классической литературе.

Так что хотя прошло уже 10 лет, как открылся доступ к информации, но слишком много надо усвоить и осмыслить. Наше видение мiра, древней и современной церковной истории складывается, как мозаика: добавляется все время то тут, то там какой-нибудь кусочек. Вот и историю греков-старостильников мы узнаем постепенно.

Еще несколько лет назад автору этих строк представлялось, что прискорбное разделение среди греческих старостильников вызвано скорее внешними, чем вероучительными причинами. Мы были так благодарны Синоду противостоящих Митрополита Киприана за документальные фильмы, обличающие экуменизм, ясно показывающие для всякого, кто только не хочет быть слепым, что у «православных» экуменистов осталась лишь видимая оболочка православной обрядности при полном внутреннем перерождении.

Правда, были в текстах комментариев некоторые «шероховатости», вроде патетических заявлений: вот новое, очередное, еще более глубокое падение «православных экуменистов»... Но ведь нет никаких указаний на то, что после предшествовавшего «падения» было восстание — а упавший и не поднимающийся, снова падать уже не может... Но это казалось стилистической несообразностью, которую можно приписать особенностям перевода...

Увы, сейчас приходится менять свое суждение. Прошло время, и ознакомившись с екклисиологическим учением Митр. Киприана, невозможно считать его во всем соKiprianответствующим учению Святых Отцов. В 1994 году были изданы «Екклисиологические тезисы, или Изложение учения о Церкви для православных, противостоящих ереси экуменизма», а сравнительно недавно стал известен доклад Митр. Киприана, прочитанный 23.02/08.03.1998 г. на 6-м Собрании для просвещения православных Ересь экуменизма и святоотеческая позиция православных. Чтение этого доклада составляет значительную часть очередного антиэкуменического фильма, и в таком виде широко распространяется в православном мiре. Надо сказать, что учение Митр. Киприана находит себе все больше сторонников.

В чем его суть? Признавая апостасийное «официальное православие» еретическим, Владыка Киприан считает его в то же время Церковью — точнее, какой-то «заболевшей частью» Церкви. То есть Церковь, согласно этому учению, разделена на «здоровую» не-еретическую и «нездоровую» еретическую части, вместе составляющие единство. Это и отличает киприановскую екклисиологию от «классической» идеологии экуменизма: в нем не рассуждают о «болезненности» разных частей «разделенной церкви». Вторая существенная черта: чаяние «Собора объединения», включающего обязательно и сохранивших верность Православию, и еретиков. Еще одна особенность этого учения: «обычные» экуменисты открыто пренебрегают Святыми Отцами, не верят в их Богодухновенность, приравнивают их мнения к прочим человеческим суждениям. Писания же Митр. Киприана испещрены ссылками и цитатами из Святых Отцов. Свое учение он основывает именно на их авторитете.

* * *

Наше время, имея аналогии в прошлом, беспрецедентно по масштабам духовных бедствий, попущенных за нашу гордыню. В древности святой Антоний Великий имел видение протянутых над всем мiром бесчисленных сетей диавола. Прошли столетия, и святитель Игнатий Брянчанинов написал:

«Сети диавола умножились в сравнении с временами первенствующей Церкви Христовой, умножились до бесконечности. Умножились книги, содержащие лжеучение; умножились умы, содержащие и сообщающие другим лжеучение; умалились, умалились до крайности последователи святой Истины; усилилось уважение к добродетелям естественным, доступным для иудеев и язычников; явилось уважение к добродетелям прямо языческим, противным самому естеству, взирающему на них, как на зло; умалилось понятие о добродетелях христианских....»[2].

Что сказать о нашем времени? Мы перешли как бы в другую область математики: если святитель говорит об «умножении» лжеучений, составляющих пусть большое, но ограниченное множество, то нынче они как бы «интегрируются», образуя сплошной континуум лжи, окружающий и теснящий Истину. Это горькие апокалиптические воды, которые тщатся размыть основное свойство Истины — определительность. Глобальность современного отступления, по сути приводящего к безбожию, прекрасно описал Александр Каломирос:

«До наступления нашего достойного удивления века православные верили в Православие, инославные — в свою ересь, безбожники — в свой атеизм; и каждый силился убедить другого, что обладает истиной! Люди верили в истину и боролись за нее — даже те, кто не ведал Истины. Страшная апостасия нынешней эпохи обязана своим существованием вовсе не тому, что наш мiр наполнился еретиками и безбожниками, которые, какова бы ни была их численность, в людях благочестивых могут лишь укрепить веру. Апостасия коренится в том, что ныне перестали верить в Истину, перестали верить, что Истина существует и что стóит прилагать усилие ради борьбы за Нее. Еретик, убежденный в своей ереси, стал теперь уже редкостью; также и безбожники-идеалисты, убежденные в своем атеизме — благословенное явление для нашей эпохи, хотя это и кажется странным. Современные люди потеряли всякое убеждение в чем бы то ни было. Для них все относительно, все поставлено под сомнение и неопределенно. Для них нет ничего, за что стоило бы бороться, что стоило бы защищать, кроме их собственного благополучия в этой преходящей жизни. В подобном мiре безбожник или убежденный еретик — это словно бы остров жизни посреди океана смерти, потому что его убежденность свидетельствует о стремлении к истине, и хотя эта убежденность неразумная, неясная и страстная, она, тем не менее, показывает, что еще не сожжены все мосты, связывающие душу с Богом, Который и есть та самая Истина, хотя эти люди этого не знают и не признают».

«Православные» церкви, стоящие на позиции экуменизма и суперэкуменизма, сознательно поставили свои организации в один ряд с сектантами, мусульманами, талмудическими иудаистами, язычниками, сатанистами и атеистами, утверждая ценность и их «духовного опыта». Вся система бывших Поместных Церквей в двадцатом веке затонула в пучине этого перерождения, для которого термин «экуменизм» уже не является исчерпывающим. Вслед за отступнической иерархией в погибель затягиваются тысячи и тысячи «малых сих» — простых верующих. Эта картина ужасна сама по себе, но трагичны ее последствия и для тех, кто дорожит истинной верой и понимает пагубность отступления от нее: различные суждения о том, чем является апостасийное «православное» сообщество, разделяет ревнителей, раздробляет и ослабляет их противостояние лжи, может порождать новые ереси. Ведь именно этот вопрос расколол в 1937 году греческое старостильническое движение — именно тогда, когда оно было на грани победы над обновленческим расколом. Понятно поэтому желание сформулировать православную, действительно святоотеческую позицию в этом вопросе. Достигает ли теория Митр. Киприана этой цели? И если нет, то каков должен быть правильный ответ православных на вызовы времени?

Продолжение статьи (скачать) ЗДЕСЬ

Latest Month

July 2017
S M T W T F S
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031     

Tags

Powered by LiveJournal.com
Designed by Paulina Bozek